колхоз имени ЛенинаЭто было в далекие времена моего детства.

При въезде в наше село стояло огромное сооружение с надписью «Колхоз имени Ленина». Название самого села было не так уж и важно.

В то время каждый уважающий себя колхоз считал за честь именоваться «именем Ленина», в школе рассказывали, что Бога нет, а молодых специалистов присылали на пустующие вакансии из других сел, районов и даже областей.

Так и мои родители попали в это село. Маму направили работать директором клуба в только что построенный дом культуры. Папа работал ее заместителем.

Родители у меня – музыканты. Мне было 6.

Колхоз дал нам такой же новенький дом, с сараем и огородом – как и полагается приличным сельским труженикам. И начали мы жить поживать, добра наживать.

О детстве у меня остались самые яркие воспоминания. Здорово было ходить по лужам босяком после дождя, месить ногами грязь и смотреть, как она лезет сквозь пальцы. А ночевать на сене на чердаке сарая, и, засыпать, глядя на звезды – это вообще не передать!.. Да и вообще, украинское село — это тот еще колорит.

рассказ о моей жизни в селе

Люди в селе были хорошие. Щедрые, трудолюбивые. Обязательно нужно было со всеми здороваться – даже если кого-то не знаешь. Таков сельской обычай.

Каждая семья старалась жить так, чтобы все было, как у людей, по-хозяйски. Огороды, скотина, работа в колхозе, дом, дети – все успевали сельские труженики. Дети у них были ухожены, скотина покормлена, в доме был порядок и достаток, на работе – почет и уважение, огороды выполоты вовремя, трава возле дома выкошена, сено на зиму заготовлено, клумбы в цветах.

Заглядываешь в каждый двор, в каждый дом – а там кра-со-та!

У всех всё было как у людей. Только не в нашей семье.

Все НЕ как у людей

Сорняки возле нашего дома были настоящим лесом для нас, детей. Они были гораздо выше меня ростом. Мы играли там в индейцев с соседскими детишками. К нашей с братом гордости, ни у кого больше во дворе такого дремучего первобытного леса не было!

село

У нас вообще все было по-другому. Да. Дом у нас был обставлен по последней моде, но порядка в нем никогда не было. Моя старшая сестра каждый день делала уборку – не могла она так жить (с анальным-то вектором). Папе с мамой этими делами заниматься было некогда…

Когда мы завели кроликов, они подохли – заболели чем-то. Когда купили кур, их подушил хорек. Наша корова оказалась агрессивной и ее пришлось вскоре сдать на мясокомбинат. Наконец родители завели козу, но однажды утром оказалось, что кто-то не запер сарай и она убежала.

Зато у нас было много попугайчиков, рыбок, хомячков и других животных, которых мама очень любила.

Свиней мы тоже держали. Но когда приходила пора «колоть кабана», мама не закатывала рукава, как другие хозяйки – она с самого утра уходила на работу. Не могла она выносить визга умирающего животного и всего этого кровавого разделывания (как и я, кстати говоря). За нее это делала моя бабушка, которая в тот день специально приезжала из города.

Вот так мы и жили в колхозе имени Ленина. Другие люди над нашей семейкой посмеивались. Мама оправдывалась тем, что работает на трех работах. Папа-мечтатель имел достаточно свободного времени, но не имел вдохновения для хозяйства. У него было хобби, которому он посвящал свободное время – резьба по дереву и игра на музыкальных инструментах.

Я подрастала и не могла понять – чего ж это мои родители такие бестолковые, ленивые(?), нерадивые хозяева? Они же умнее и талантливее всех!

Мамино пение – это сказка! Её голос заставлял людей плакать! А как она играла на бандуре, фортепиано, баяне! А какие концерты да народные гулянья организовывала – ее там на руках носили!

И отец был талантливым. Не таким, как мама, но все же куда талантливей местных комбайнеров и доярок.

А какие они были красивые! Самые красивые в мире папа и мама!

Почему же у них все было «не как у людей»?

Только после знакомства с Системно-векторной психологией я начала понимать – почему все было именно так, а не иначе. И почему иначе быть не могло.

Мышечный народ

Психическое типичного сельского жителя – простого работящего человека, который не может усидеть без дела, в Системно-векторной психологии называется мышечным вектором.

Мышечный вектор есть у 95% людей, но в связке с другими нижними векторами (кожным, анальным и уретральным) он лишь усиливает их свойства. Чистый мышечный человек это тот, у которого из нижних векторов есть только один — мышечный. Таких людей приблизительно 38%. Они живут преимущественно в селах, а если в городах, то работают на стройке или на заводах.

Человек с мышечным вектором работает как пчелка – ему приятна физическая нагрузка, приятно ощущать чувство напряжения в мышцах. Такому человеку доставляет удовольствие любой физический труд — ковыряться в земле, что-то чинить, строить. Это и есть его призвание.

Мышечники пашут землю, разводят скот и строят дома. Без них все остальные просто умерли бы от холода  голода. Им не задана глубина чувств, способность к любви и страсти, как в зрительном векторе, не задана философская глубина, как в звуковом векторе – этого не нужно для выполнения их видовой роли. Поэтому мышечники не понимают этого звуко-зрительного физического безделья: тетрадки проверять, в инструменты играть и книги читать – это не работа.

Чужие среди своих

У папы сложный набор векторов – он анально-кожно-мышеный звуковик. Преобладала в нем анально-звуковая связка.

«На него иногда находит, что он молчит. Ты его не трогай тогда – он помолчит пару дней и это пройдет», — говорила моя бабушка маме, когда та выходила замуж. Звуковой вектор у папы был не в порядке, он давал ему депрессивные состояния, некоторую оторванность от реальности и безразличие ко всему этому хозяйству. А позже звуковые искания утянули папу в религию. Но это было потом.

Мама тоже была вовсе не чистой мышечницей. Она была самой настоящей кожно-зрительной женщиной.

Мама с 15 лет жила с разными мужчинами – была очень влюбчивой и страстной к мужскому вниманию девушкой. Замуж за отца она вышла уже с дочерью от другого, бросившего ее парня.

К тому времени она работала на трех творческих работах и домой приходила поздно вечером. Часто уезжала на гастроли с другими музыкантами. Воспитание четырех младший детей и хозяйство лежало на плечах моей старшей сестры.

Свободное время мама тратила на свою страсть к мужчинам. Она крутила романы на всех фронтах своих работ. Что из-за этого было! Отец не мог ей этого простить, и отпустить ее не мог. А она не могла этого не делать – это было сильнее ее. Кожно-зрительная женщина в состоянии «война» — это не шутка, скажу я вам.

Нет, у моих родителей были друзья в нашем селе. Друзья, кумовья, соседи. Их любили люди, но относились к ним немножечко сверху вниз, как к ущербным.

Свои – чужие 

В маминой работе был один существенный недостаток, от которого она очень страдала. На дискотеках, которые она устраивала в клубе, часто были кровавые и масштабные драки.

В рамках территории своего села люди считались своими. А в соседнем селе уже враги. Таково устройство психики у мышечников  разделение на «своих» и «чужих»  происходит по территориальному принципу.

Приходят из соседнего села парни на дискотеку, а наши колхозовские на них коооосо так глядят. А потом взяли, сговорились, сразу оживились, и вышли всей гурьбой на улицу – драться. Село на село, со всей дурью, оторванными от забора досками и прочими подручными средствами. Нунчаки и кастеты с собой носили на всякий случай – а вдруг драка будет.

Моей хрупкой маме доводилось все это дело разнимать, рискуя и себе получить ржавым гвоздем в голову.

А парни после драки окровавленные и довольные расходились по домам.

Такое было не только у нас – это частое явление в сельской местности. Подрастающие мышечные богатыри испытывают потребность меряться силой. А как иначе они будут знать силу свою богатырскую?

Мышечные особенности

Я помню, как ходила со своим мышечным дедушкой в лес – он всегда знал, куда идти. У мышечника есть тесная связь с природой, лесом, землей. В его психическом как будто срабатывает компас, который всегда подсказывает, куда идти.

Хоронят усопших сельские жители всем селом. В городе вы не увидите таких похорон. Мышечники уважают смерть. Смерть – это вовсе не плохо, по их ощущению. «Бог дал – Бог забрал».

Это связано с тем, что бессознательное мышечного человека помнит «рай» пребывания в животе у матери, где автоматически удовлетворялись его потребности – есть, пить, дышать, спать и сохранять температуру тела. Рождение – это большой стресс для человека с мышечным вектором, потому что «рай» неожиданно заканчивается. «Отмаялся», — говорят они об умершем, бессознательно делая перенос «рая», который был до рождения, на смерть.

Мышечные люди не бояться убивать животных, и не жалеют их, как зрительники. По их ощущению, смерть – это благо, в том числе и для животного. Пришел в этот мир – ушел из этого мира, и так все живое. Зарезать свинью или зарубить курицу – нормально и естественно для сельского жителя.

Системный взгляд в прошлое

Частенько после тренингов по Системно-векторной психологии я не могла заснуть, вспоминая и анализируя прошлые события жизни. Системное понимание раскрывало истинные смыслы этих событий и все становилось на свои места.

Я поняла, что мои родители не были ленивыми, бестолковыми или ущербными людьми. Они выглядели такими на фоне мышечного населения и его ментальных ценностей. Мама и папа не могли вести себя так, как мышечные люди. У них не было шансов так же успешно управляться с хозяйством, потому что не было таких психических свойств и желаний у моих творческих родителей.

Точно так же человеку с мышечным вектором было бы трудно адаптироваться в мегаполисе, где нет леса и огорода, и где ценятся свойства других векторов.

Завтра (6.06) состоится еще одной занятие из курса бесплатных лекций по Системно-векторной психологии. Я рекомендую прослушать эти лекции каждому, кто их еще не слушал. Это самое позитивное знание, которое помогло многим людям разобраться в себе, своих свойствах и истинных желаниях, психических особенностях своих детей и близких людей. Это помогает наладить отношения в браке и лучше адаптироваться в обществе. И просто получать больше радости от жизни. Ссылка для регистрации на тренинг.

Статья написана по результатам тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана.