приключения(Начало здесь)

Так я проявила слабость и допустила свою первую ошибку. Большую ошибку.

Заявив о том, что я устала и хочу домой, я имела ввиду кое-что плохое. Я имела ввиду: «Как ты мог взять с собой этого неуравновешенного человека? Как ты мог до утра тянуть с палаткой? Как ты мог допустить все это?»

Мой каприз мне дорого обошелся. Наверное, я забрала у мужа надежду. Надежду на то, что я приеду домой довольна отпуском. Наверное, он решил, что все его старания ни к чему хорошему не привели. Он обиделся. И уехал из нашего лагеря. Вместе с Олегом. Решил отдохнуть от нас, и от меня…

… Ушибленная нога Алёны превратилась во что-то ужасное. Она сильно болела, опухла, на ней проявились несколько гематом. Я начала сильно беспокоиться за сестру. Болеутоляющие таблетки помогали слабо.

Андрей, как всегда, не проявлял обеспокоенности и заботы о своей девушке. С самого утра он пошел погулять в город и вернулся уже выпивший. Это рассердило Алёну и они охотно поругались, и этим огорчили меня еще больше. Я старалась убедить их, что пускаться в длинный путь, предстоящий нам сегодня, не стоит с плохим настроением (когда-то мы с мужем таким макаром попали в аварию), но это мало помогало.

Целый день мы с Алёнкой проговорили. Она — очень интересный собеседник. В общении я чаще всего слушаю, говорю мало и по делу. Я слушала ее с таким удовольствием, которое редко получаю от общения.

Андрей был где-то рядом и, наверное, молил всех богов, чтобы мы поскорее ехали домой.

Дальше все происходило как по сценарию фильма — жутковатого, но до мурашек реалистичного. Погода начала портиться — запахло штормом. Небо заволокло серыми тучами, сорвался ветер. Небо пронзали молнии. Миша и Олег приехали, когда было уже темно. Попрощавшись с нашей базой в кромешной тьме, мы выехали из Крыма.

Полуостров провожал нашу машину грозой, громом и молниями. Целую ночь шел дождь. Мы ехали медленно и часто останавливались — наши не спавшие двое суток водители пили кофе на каждой заправке. Я сидела между Андреем и Алёной — они не хотели прикасаться друг к другу.

Миша и Олег явно были в сговоре. Олег, направивший всю свою неприязнь на Андрея, а заодно и на Алену (он считал, что она симулирует с ногой, чтобы на нее обращали внимание и проявляли заботу), видимо, делился своими рассуждениями с Мишей, который был зол на меня и на моих гостей (за их недовольные физиономии).

В общем, все было, как в классике жанра. В нашей машине царило колоссальное напряжение. Вне машины бушевала стихия.

Утром я поняла, что в больницу с Аленой мы в тот день не попадем, потому что задержимся в Киеве. Дело в том, что мы должны были заехать в столицу, чтобы оставить там Олега. Миша собирался поспать у него несколько часов. И тогда мне в голову пришла идея, которая послужила катализатором для… Но обо всем по порядку.

— Олег, а возле твоего дома рядом есть какой-то травмпункт? — задав этот вопрос, я совершила свою вторую фатальную ошибку. Олег, который в этот момент вёл машину, загорелся, как спичка.

Слова сыпались из нашего скандалиста, как горох. Мало того, он отвлекался от дороги, размахивал руками и оборачивался назад. Скандал тут же вывел из себя моего мужа, гнев которого тоже обрушился на меня. Если бы не мой вопрос, ничего бы не было, а теперь остановить Олега было невозможно!

В общем, закончилось все моей истерикой. Только мои слёзы смогли заставить скандалиста замолчать. Наверное, я это знала и позволила себе слабость с определенной целью — заткнуть наконец Олега.

Истерика — это когда я плАчу и не могу остановится. Так может продолжаться час или два. Но после того, как я вытерла слёзы, во мне проснулся другой человек — прямо как в фильме «Зайцев +1». Фёдор внутри меня был зол и решителен. От доброй зрительной Яны не осталось и следа. Фёдор взял всё в свои руки.

По приезду в Киев, я (то есть Фёдор 🙂 ) высказала Олегу всё, что о нем думаю (перекричав его, между прочим, и в красках объяснив ему о всех неудобствах, которые он причинил нам во время отдыха). Потом я поговорила с мужем, резко, решительно и бесцеремонно. Я знала, что совершаю ошибку, но заткнуть своего Федора не могла.

В общем, это была коллективная истерия, в которую ввязалась даже я. О, это был настоящий экстрим.

Далее я позвонила своему брату Жене — он работает в Киеве (кстати, я уже писала о нём). Женя как раз ехал с работы со своими сотрудниками и был в другом конце города. Было уже темно, под проливным дождем Женька еле нашел нас, и мы поехали искать больницу.

Экстрим увеличивался по нарастающей. Нам определенно не везло (вспомнился фильм Секрет) — Женина машина вдруг заглохла прямо на перекрестке. Вот это был сюжет! В пляжных шлепанцах на босу ногу мы скакали по киевским лужам в поисках травмпункта.

В травмпункте нас не приняли — отправили искать больницу с хирургом. Мы долго ездили по городу в поисках больницы, где бы нам могли бы помочь.

И вот, наконец, Алёну на коляске увезли на рентген. Оказалось, всё не так страшно — это все же был сильный ушиб. Из-за нагрузок на ногу (мы ходили на экскурсии) началось осложнение и боли, появились гематомы и отек. Алёне наложили фиксирующую повязку, приписали лечение, и нас отпустили.

Мы с Аленкой ночевали у Жени. Андрей — в машине. Миша — у Олега…

— Мне сегодня не хотелось просыпаться. Так хорошо было во сне! — сказала утром Алёна. — Реальность на редкость неприветливая…

Да, она была неприветливая. На улице все еще лил дождь, было мрачно и холодно. А мы были одеты кое-как, обуты в шлепанцы. Но кульминация нашей драмы была уже позади. Главное — мы продолжали свой путь БЕЗ ОЛЕГА, а это обнадеживало.

… Осуждать поведение Олега Миша не захотел. Ему охота было выяснить отношения с Алёной и Андреем. Они оба тоже внесли свою лепту в превращение нашего отдыха в головную боль. Особенно досталось Андрею.

— Ответь мне на один вопрос: кто ты для Алёны? На правах кого ты ездил с компании с нами? Почему тебе наплевать на её ногу и на все, что с ней происходит? — муж не церемонился с Андреем. Мне даже стало жаль парня, особенно, когда муж выговаривал ему за пьянство.

Алёна поддержала Мишу — у неё тоже было полно вопросов к Андрею. В конце концов парень ретировался и замкнулся. Алёна была довольна, что с Андреем поговорил авторитетный для него человек. Я успокоилась, потому что Олег остался в Киеве. Федора вновь сменила Яна. Дождь прекратился. Жизнь налаживалась.

Дом, милый дом! Нас встретил наш любимый собака Марсель, которому всё это время покровительствовала моя дорогая подруга Анжела. Он был так счастлив, что его радость от встречи тут же передалась нам!

Эпилог

Я много думала о нашем отдыхе. О том, как всё замечательно начиналось, и почему всё так закончилось. Конечно, я извлекла из него много уроков.

Отправилась бы я в это путешествие, если бы знала, что все так сложится? Сложно сказать. Хотела бы я, чтобы этого опыта у меня не было? Нет, не хотела бы, ведь это нереально интересное приключение!

Я вспоминаю один совет, который дал как-то Юрий Бурлан на тренинге по Системно-векторной психологии: от некоторых людей нужно защищаться, но самому нельзя вовлекаться в это эмоционально. Нужно уметь руководить своими чувствами, не давать волю плохим эмоциям. Этому мне и нужно научиться. А научиться этому можно только на практике.

А еще в Крыму было много прекрасных моментов, которые мы будем вспоминать много лет, если не всю жизнь. Я увидела своего мужа в каком-то новом свете, почувствовала что-то такое, чего не ощущала в суете будней. И это мне понравилось! Это было романтично!..

Вот такой неслабый выдался у меня отпуск 🙂

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5, Часть 6.