константин меладзе сбил человекаНовость, которую я узнала вчера, очень меня расстроила. Скорбь, искреннее сожаление – вот что я чувствую.

Беда приключилась с известным украинским продюсером и композитором Константином Меладзе. 27.12 он на машине сбил насмерть человека.

«От тюрьмы и от сумы не зарекайся». Увы, богатые и знаменитые тоже не застрахованы от этого.

Живёт себе человек, планирует что-то, работает, любит, дышит, готовится к Новому году, подводит итоги и не догадывается, что там – за следующим поворотом, его жизнь кардинально изменится и никогда больше не будет прежней. А может, и вовсе оборвётся?..

…Константин – симпатичный, талантливый и реализованный человек, который много лет дарил людям радость своим творчеством. Представляю, что переживает сейчас этот мужчина, с чем ему предстоит жить. Представляю и переживаю вместе с ним… Всё это очень сложно, горько, больно, трудно… и никому такого не пожелаешь…

Я не знаю того человека, который погиб в аварии, но его тоже очень жаль. Безусловно, это трагедия для обеих сторон. Трагедия, которую нельзя исправить, нельзя ничего изменить. Роковая случайность…

Расстроившись, я читаю сводку новостей по этому случаю. И вот, глаза мои упали на комментарии…

…Глазам не верю!.. Толпа готова разорвать своего еще вчера любимого композитора без суда и следствия.

Неприязнь. Наша коллективная неприязнь постоянно ищет себе новые объекты. И ей не важно, какой объект будет следующим – президент, депутат или безобидный всенародный любимец – к примеру, композитор. Ей ничего не важно. Ей нужны жертвы. И чем крупнее жертва – тем лучше.

Толпа злорадствует: «Теперь Валерий Меладзе будет исполнителем шансона». Завидует: «Таких без следствия нужно на виселицу, они страх теряют за своим баблом, а люди страдают. Лучше сразу отбирать бабло и заставлять работать дворником до конца жизни, и он сам себя накажет психологически!» Иронизирует: «Ну вот, Костик, ты уже убийца».

Толпа обвиняет и рационализирует свою неприязнь, пытаясь заразить ею других: «Этот нехороший (!!!) человек сбил девушку, оставив сиротами двоих детей. Вы думаете, хорошо жить без мамы? Когда ребёнок спросит: «Пап, а где мама?» Тут уже не важно, на пешеходе или нет, водитель управляет средством повышенной опасности. И он должен ответить за УБИЙСТВО        человека. Хотя этого дядю отмажут, как и других таких же – вы для него материал, не более и не менее. Водителя не только не жалко – жалко, что не посадят».

Толпа негодует на страну, в которой мы живем, потому что богатые могут откупиться от ответственности и не понести наказания.

Но толпа забывает о том, что каждый из неё сам с удовольствием пользуется этой особенностью нашей страны. Мы сами тычем взятки, чтобы достичь своих целей любой ценой – выиграть суд, получить работу или другие блага. Мы сами даём деньги гаишникам, чтобы не платить штрафы. Мы сами готовы откупаться, если нарушаем закон – и мы делаем это.

На людей, которые пытаются защитить композитора, пытаясь объяснить, что это – дорога, пешеходы тоже нарушают правила, и никто не застрахован от подобных случаев, толпа агрессивно бросается. «Вы так говорите, потому что это погиб не ваш близкий человек».

А как насчёт того, если бы это не известный композитор, а близкий человек был водителем, сбившим человека? Близкий человек кого-то из этой толпы, требующей казни Меладзе? Сын, например. А может дочь, или муж, или жена.

Если бы близкий человек или он сам попал в такую беду? Конечно же, любой из толпы сделал бы всё возможное, чтобы избежать наказания.

Дело не в том, что толпе не нравится система. Дело не в том, что толпе жаль погибшего человека. Дело не в том, что толпе нужна справедливость. Дело в нашей коллективной неприязни, ищущей жертву.

Неприязнь к ближнему – это самое первое ощущение раннего человека. Ближний – это конкурент, претендующий на еду, ранг и женщину. В конце концов, ближний – это еда, поэтому частенько его приносили в жертву и ритуально съедали. И это всегда срабатывало – это понижало напряжение, порождённое неприязнью в стае. На некоторое время. А там – следующее жертвоприношение.

Современной стае всё так же нужно это жертвоприношение. Ведь неприязнь до сих пор живёт в нашем частном и коллективном бессознательном.

Чем больше нехваток в психическом, чем менее осознаны и реализованы врождённые желания человека, чем менее развиты его вектора, тем больше уровень его неприязни. У некоторых людей этот уровень настолько высок, что они буквально живут ненавистью ко всему, что можно ненавидеть – к государству, власти, соседям, животным и т. д. и т. п.

Точно так же обстоят дела с коллективной неприязнью. Чем больше коллективные пустоты, тем больше ненависти в обществе, тем больше напряжения и неприязни ко всему, что может её спровоцировать.

Да, нам нужно жертвоприношение. И, что удивительно, власти понимают это.

Современное жертвоприношение – это выборочное правосудие. Кого-то засудили, показательно посадили (ритуально скушали, и не важно – заслуженно или нет) и толпа довольна, уровень коллективного напряжения снижен на какое-то время. «Хоть кого-то наказали, кого-то из тех, кто жил лучше, чем я. Того, кто больше реализовал себя, был успешнее меня», думает каждый из толпы.

Уровень частной и коллективной неприязни можно понижать другим способом. Более цивилизованным, правильным и разумным.

Реализованный человек не брызжет неприязнью. Он получает от жизни чувство радости и удовлетворённости, он наполнен и счастлив. Реализовать себя можно только одним способом – наполняя свои врождённые желания, которые для каждого человека обеспечены заданными психическими свойствами. Эти свойства и желания в Системно-векторной психологии называются векторами…

Статья написана с использованием материалов тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана.