словоСлова… Я любила их, когда была маленькая. До сих пор люблю. Как только я научилась писать, я начала это делать – много и по всякому поводу. Я любила подписывать фотографии, свои рисунки – сначала печатными буквами, которые увидела в Букваре, затем – старательным каллиграфическим почерком. А как я любила писать письма! Двоюродным сёстрам, крёстному, бабушке – всем, кто жил далеко от меня.

Этим я отличалась от других детей. Слова выстраивались у меня в голове в занятную череду, выливались на бумагу, и это приносило мне удовольствие. Я уже тогда понимала, что у меня есть два любимых занятия – читать и писать.

Помню, как моя Марья Ивановна (учительница младших классов) удивлялась моим произведениям – откуда такие мысли, такие обороты речи, такие эмоции у маленького ребёнка? Помню, как она читала мои сочинения в учительской, для других учителей. Помню, как однажды сидела за её столом и писала сочинение по учебнику для старших классов, в то время как остальные дети выполняли другое задание (по своему возрасту).

«Ты, Яночка, станешь писателем, когда вырастешь», — говорила Марья Ивановна. Она мной гордилась!

… Я любила не просто сочинять – я любила даже сам процесс написания. То, как ты выводишь буквы, соединяешь их в слова и наполняешь белый листочек каким-то особым смыслом… Это казалось мне волшебством!

Свои любимые книги я перечитывала по несколько раз. И не только перечитывала – мне хотелось их переписать в тетрадки. Я писала, писала, писала… Странное развлечение для ребёнка, не так ли?

В шестом классе у меня появился дневник. Дневниковые записи были длинные и очень искренние. И пусть мой дневник постоянно кто-то находил и узнавал мои секреты, я больше не могла без него жить. У меня была эта странная потребность – писать каждый день.

… И вот, в моей жизни появился Интернет. Виртуальное пространство вызывало у меня огромный интерес и какое-то душевное влечение, преодолеть которое было невозможно. Он звал меня. Я не знала, что я тут буду делать, но где-то ощущала, что это – целый мир, потрясающий и невероятный, в который мне необходимо попасть.

Со всей страстью я стремилась к тому, чтобы купить персональный компьютер – ещё тогда, когда почти ни у кого его не было. С таким же стремлением я добивалась подключения к сети Интернет. С непобедимым твердолобием я покоряла слепой десятипальцевый метод слепого набора – я чувствовала, что это умение необходимо для меня. Не знала, для чего, но была уверена, что мне надо этому научиться.

Когда я писала статью «Декодер», я всё это анализировала. Понимала, что любовь к словам и моя страсть к написанию – это мои врождённые желания. И то, что это всегда получалось у меня лучше, чем у остальных (одноклассников, к примеру) – это не случайно.

повелители слов

Знакомство с Системно-векторной психологией подтвердило мои догадки и поставило всё на свои места.

Писательские вектора

Есть три вектора, которые наделяют своего обладателя способностью и талантом писать. Мои наклонности и способности перестали быть для меня чем-то непостижимым, когда я поняла, что обладаю всеми тремя «пишущими векторами».

Анальный вектор даёт человеку усидчивость, способность к долгому, кропотливому труду, перфекционизм, внимательность к деталям. Без анального вектора очень трудно быть писателем. А уж написать, к примеру, «Войну и мир» и вовсе невозможно.

Мой анальный вектор помогает мне шлифовать то, что я пишу. Он позволяет воплощать только хорошие идеи. Он делает из меня человека, который стремиться к совершенству в своём творчестве.

Зрительный вектор позволяет писателю вложить в своё произведение душу – наполнить его эмоциями и искренностью, словом, всевозможными красками жизни. Без этого вектора невозможно построить эмоциональную связь с читателем, расположить его к себе, вызвать у него бурю эмоций. Заставить его плакать или смеяться. Зрительный вектор – это сила!

Звуковой вектор делает писателя глубже, а вместе с тем – его произведения. Писатель-звуковик может спрятать между строк художественного рассказа глубокий смысл, а своё произведение посвятить какой-то блестящей идее.

Такой не будет писать пустой дамский роман или ещё какую-то чушь. Познание самого себя, человечества и секретов мироздания – это так или иначе будет отображаться в его творчестве. Звуковой вектор – это глубина!

Анальный вектор в сочетании со звуковым (без зрительного) создаёт в потенциале хорошего писателя-переводчика, или же специалиста по написанию технических текстов.

Анальный вектор в связке со зрительным (без звукового), к примеру, позволит своему носителю воспевать в своей прозе её величество любовь и отношения.

Анальный вектор в сочетании со звуковым и зрительным – это лучшие задатки для писателя, который могла подарить ему природа.

… Поэзия – это удел звукового вектора. Гениальные поэты рождаются со связкой уретрального и звукового векторов. Это достаточно тяжелое сочетание психических свойств (не смешиваемое), такой человек никогда не будет простым и однозначным.

Пушкин, Блок, Цветаева и всеми обожаемый Владимир Высоцкий – уретральные звуковики, повелители поэтичного слова. Непростые судьбы, ранние смерти.

Вот такие они по векторам, повелители слов, волшебники, творящие из ничего то, что передается из поколения в поколение. Творящие то, что трогает сердца и помогает человечеству осознавать что-то важное.

… Теперь, когда я точно осознаю то, чем обладаю, дело осталось за малым – реализовать свои вектора в полной мере. Ведь уверенно идти своим путём можно только тогда, когда ты уверен, что это именно твой путь

Статья написана с использованием материалов тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана.