сиротыНам, славянам, не нравится американская масс культура. Натянутые улыбки кажутся нам неискренними, нарочитая вежливость – излишней. И тем не менее, у американцев именно благодаря масс культуре нет брошенных стариков и никому не нужных детей сирот.

Дело отнюдь не в высоком уровне жизни и не в социальных программах государства, как может показаться. Дело в масс культуре. Дело в том, что люди со зрительным вектором (что такое зрительный вектор?) объединены в сообщества, выполняя свою видовую роль – роль сострадающей и помогающей руки.

Учреждения для детей сирот в развитых странах кардинально отличаются от наших интернатов. Там дети живут в нормальных условиях, не голодают, не мерзнут. Их не бьют и не унижают. У нас, к сожалению, все по-другому. И часто сироты предпочитают беспризорничать, чем быть заключенными какого-нибудь учреждения для сирот.

Сиротство в России (и не только в России – и в Украине, и во всех странах бывшего Советского Союза) – это огромная проблема, проблема с безобразным, безразличным и жестоким лицом.

Ничего личного, только бизнес – дом для детей сирот

«Так мы же бедные», — скажете вы. «Оттого у нас в Интернатах всё так плохо».

Это не так. На каждого из сирот государство выделяет немалые деньги. Каждый месяц. Этих денег было бы вполне достаточно, по крайней мере, для того, чтобы сироты не голодали. Это деньги из налогов, которые мы платим государству. И эти деньги идут, конечно же, не по назначению.

Гуманитарная помощь тоже не всегда доходит в дома для детей сирот, к огромному сожалению.

Те из нас, кто пытались усыновить детей из детдомов, знают, что сделать это не так уж просто. Скорее – очень сложно. Сироты – это государственные деньги, которые можно легко и безнаказанно отнимать, и кое-кто не желает расставаться с источниками доходов.

Результаты одного из журналистских расследований (снятые на скрытую камеру) свидетельствуют о том, что усыновить сироту в Украине можно беспрепятственно, заплатив взятку в размере 14-15 тысяч долларов.

«Часто люди усыновляют сразу по 10-15 детей, такой дом сирот оформляют как «дом семейного типа». На каждого ребёнка опекуны получают 1800 гривен, хотя сам ребёнок, по сути, никого не интересует», — говорит барышня-посредник на журналистском видео.

Цинично? Мерзко? Да! Ещё как!

Маленькие дети не могут знать свои права, не могут постоять за себя. Защититься. Сделать хоть что-то. Изменить жесткую систему, в которой они вынуждены жить. Решать проблемы сирот должны мы, взрослые граждане.

Хочу усыновить ребёнка – почему я на самом деле этого хочу?

Нет, мы не все безразличны к сиротам и их бедам. Некоторые из нас берутся локально решать эту проблему – сделать хоть что-то. Усыновить ребёнка – хотя бы одного сироту «выдернуть» из всего этого кошмара, подарить ему счастливое детство, дать ему все, что можем дать.

Некоторые идут дальше – берутся усыновить детей больше, чем одного. Из лучших намерений посвящают этим деткам жизнь.

Решает ли это проблему? Ничуть. Даже если мы сумеем выдернуть из детдомовской нищеты 1% сирот и подарить этим детям тепло и уют, как же быть с остальными 99%, которые обречены страдать и дальше?

Усыновление не решает проблему сиротства в России. Кроме того, старания усыновителей не всегда приносят благоприятные результаты – далеко не всегда из усыновленных сирот вырастают адекватные и положительные люди, благодарные приёмным родителям за все то, что получили от них. Как бы ни старались усыновители дать приемному ребёнку правильное воспитание, не всегда это удается. И не в плохой генетике дело.

Принимая решение усыновить ребёнка, мы берём на себя чужую судьбу, неумело играя в Господа Бога.

Почему неумело? Потому что это мы себе говорим, что желаем помочь маленькому сироте. На самом деле, мы ВЫБИРАЕМ ребёнка для усыновления, как игрушку – «вот этот мне нравится», «смотри, какой красивенький», «давай возьмём вот этого – он такой умненький».

хочу усыновить ребёнка

Мы не безвозмездно усыновляем ребёнка. Мы хотим получать для себя – радоваться его успехам, гордиться им, любоваться им. Мы мечтаем о внуках, которые он нам подарит когда-то. Мы мечтаем, как он вырастет и достигнет чего-то важного. И мы с гордостью будем говорить: «Это мой сын! Это моя дочь!»

И при всем при этом мы чувствуем свою причастность к решению проблем сирот – «Я сделал все, что в моих силах», «Я хороший, а другие люди (которые не усыновляют) – плохие». Как приятно так думать, не правда ли?

Нас не очень интересуют проблемы неизлечимо больных и ущербных детей, от которых-то и родные родители отказались. А ведь именно эти дети больше всех требуют нашей помощи, ведь они на самом деле беспомощны, беззащитны! Они никогда не вырастут умненькими, успешными и здоровыми, и именно поэтому никому не нужны.

Хочу вспомнить свою статью и видео-сюжет о семье Исаевых, которая усыновила 7 детей с диагнозом СПИД. Это удивительная очень искренняя семья. Приемная мама с необычайно развитым зрительным вектором рассказывает, какими синяками от побоев были покрыты тела этих деток, когда их забрали из детдома, как жадно они кушали в первое время – никак не могли отъесться. Слёзы наворачиваются на глаза, когда представляешь, что пришлось пережить этим детям. А главное, как живут те несчастные больные дети, которые остались в детдоме…

Сироты в России и за её пределами – усыновление во благо

Я погорячилась, когда сказала, что больные дети никому не нужны. Не так уж и «никому». Их усыновляют граждане из более развитых стран. Из той же Америки, например.

Не потому, что других детей им не дают, а именно из сострадания. Не для наполнения собственных надежд и ожиданий, не для себя – именно чтобы помочь больному малышу, которому больше никто не поможет. Который невыносимо страдает, голодает и мерзнет в бедном интернате нашей варварской в этом отношении страны.

проблемы сирот

Неизлечимо больной ребёнок никогда не станет самостоятельным взрослым человеком, не подарит внуков, не добьется чего-то важного в жизни. Но когда человек берёт в семью именно такого ребёнка – физически больного — он делает это действительно во благо для себя и для судьбы малыша.

Как мы относимся к сиротам на самом деле

Если не кривить душой, если быть честными перед собой, мы поймем кое-что важное. Поймем, как мы на самом деле относимся к детям. Поймем, насколько важны для нас их проблемы. Для этого нужно заглянуть в любой дом для детей сирот и увидеть, в каких жутких условиях живут эти дети…

Мы думаем о сиротах, но… То, как они живут, то, как они питаются, как за ними ухаживают, как к ним относятся – это и есть наше коллективное отношение к детям сиротам вообще и к этой социальной проблеме в частности.

Это мы позволяем всему этому БЫТЬ. Каждый из нас. Я, вы, он и она – мы все. Мы – и есть общество. Нельзя себя от него отделять, говорить о плохих политиках и чиновниках, о «стране дураков и дорог». Мы и есть эта страна.

Я надеюсь, когда-нибудь мы это осознаем. Надеюсь, это произойдет скоро. Тогда мы будем объединяться и решать эту проблему не локально, а глобально…

Статья написана по материалам тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана