ошибки учителяВот и закончился учебный год, а вместе с ним закончилась школьная жизнь моего сына. Отмучились (школьные проблемы детей – это не игрушки, скажу я вам). После 9-го класса он решил поступать в колледж, чтобы не «протирать зря штаны» за партами, чтобы вместе со средним образованием заодно освоить профессию.

«Ещё всего две недели, и закончится эта каторга», мечтательно вздыхал он в конце каждого учебного года. Мягко говоря, он невзлюбил школу с самого начала. А школа в лице первой учительницы невзлюбила его…

… Когда наш первенец шёл в школу, мы возлагали много надежд на то, что он получит хорошее образование. Это казалось важным для нас с мужем. Мы искренне желали дать своему сыну всё, что могли. Хотели вырастить его гармонично развитой личностью. Выбрали для него лучшую школу. С замиранием родительского сердца мы ждали… успехов в учёбе.

Но реальность оказалась гораздо суровей, чем нам казалось. Проблемы детей младшего школьного возраста обрушиваются на головы прежде всего нас, родителей. Каждый день, забирая сына, мы выслушивали от его учительницы гневные рассказы вовсе не о его успехах. Он не мог усидеть на уроках, не проявлял интереса к их содержанию, вертелся, крутился, как юла, постоянно привлекал к себе внимание одноклассников, отвлекая их от занятий. На переменах задирался с другими детьми, дрался с мальчишками.

А главное, чего не могла пережить наша учительница: рот нашего сына никогда не закрывался. Он говорил, говорил, говорил… На уроках и на переменах он жаждал общения, шутил и шумел, мешая проводить ей уроки.

— Как дела в школе, сынок? – спрашивала я в конце каждого дня.

— Нормально. Не помню – стоял я сегодня в углу или нет… — частенько именно так отвечал мне мой ребёнок.

Угол стал его обыденной школьной реальностью, вместе с нелюбовью учительницы, которая с её подачи проникла в головы его маленьких одноклассников (школьные проблемы детей частенько начинаются с подачи неумелого педагога). Критика, вечно огорченные родители, домашние наказания, мучительное выполнение домашних заданий под нервные крики мамы-перфекционистки (куда ж такие каракули – ведь можно же постараться!) – всё это стало для моего ребёнка синонимами слова «школа». Любить школу ему было не за что.

Сказать, что мы были разочарованы – ничего не сказать…

Во втором классе, в середине следующего года наших мучений, я поняла, что у нас серьезная проблема: теперь наш ребёнок изгой в классе. Учительница на родительских собраниях не стеснялась жаловаться на него, да и между одноклассниками у него была репутация самого худшего ученика, хотя учился он неплохо (по словам учительницы, всегда знал, что ответить).

Наше разочарование сменилось отчаянием. Я не знала, что делать. Ни наказания, ни разговоры, ни угрозы, ни обещания – ничего не могло скорректировать поведение ребёнка. Его одноклассники, завидев меня, подбегали ко мне, чтобы наябедничать об очередных его проступках. Он сидел один одинёшенек на последней парте, в полной изоляции до самого 4-го класса.

Я читала книги по детской психологии, общалась с педагогами, школьным психологом – ничего из этого не помогало разобраться в проблемах и решить хоть что-то. Мой ребёнок был изгоем, и я понимала, что это очень плохо для него, для его формирования и развития, и нужно что-то делать. Каюсь, однажды я повезла сына на приём к именитому психологу. Сын тогда удивлённо посмотрел на меня и сказал, что он не псих 🙂

Психолог поставил ребёнку диагноз «гиперактивность», прописал таблеточки и сказал, что его быстрый темперамент – это навсегда (и в этом он был прав, кстати говоря).

Тем не менее, дневник моего сына краснел от замечаний и плохих отметок до самого 5-го класса.

неусидчивость

Проблемы школьного обучения. Что происходит, когда всех  гребут учат под одну гребёнку

«С ним тесно, без него пусто», — очень точно сказала однажды соседская бабушка про моего сына. Школьным учителям с ним было очень «тесно» — он так же, как и они, хотел говорить и быть в центре внимания.

До самого 9-го класса я выслушивала на родительских собраниях претензии о том, что у мальчишки никогда не закрывается рот. В последнее время на такие замечания я сдержанно отвечала, что мой сын таким родился и вряд ли когда-нибудь изменится.

Я перестала беспокоиться о том, что с ребёнком что-то не так после того, как начала изучать Системно-векторную психологию. Всё с ним было так. Не так было с нами, родителями, и его первой учительницей (и не только с первой)…

… Трудно не заметить, что все дети разные. Они рождаются разными. Мой сын родился с психическими свойствами, которые в Системно-векторной психологии называются кожно-оральной связкой векторов. Кожный вектор стал причиной его неусидчивости и гиперактивности. А непреодолимое желание говорить и быть услышанным – это желание орального вектора. Когда ребёнок с оральным вектором говорит, его интеллект (это вербальный интеллект) развивается.

Мы с мужем с одной стороны, первая учительница – с другой стороны, все мы давили на мальчишку.  Мы требовали от него невозможного: усидчивости, послушности, молчаливости, внимательности, аккуратности, исполнительности – у него не было таких качеств. Мы пытались развить в нём то, чего в нем не было и быть не могло, подавляя его врожденные свойства и желания. От этого его поведение только ухудшалось.

Я с детства обожаю читать, и много лет не теряла надежды привить и сыну любовь к чтению. Покупала самые лучшие, красочные, самые интересные детские книги. Начинала читать ему сказку и закрывала книгу на самом интересном месте. Заставляла. Мотивировала. Ничего не вышло. После тренинга по Системно-векторной психологии успокоилась – оказывается, он и не должен любить читать. У него другие психические свойства, отличные от моих. Он талантлив по-другому и должен развиваться другим путём.

Сейчас я четко осознаю, что современный родитель должен быть психологически образованным. Только понимая, кто твой ребёнок, какими свойствами и желаниями он наделён от рождения, как устроена его психика и чем объясняется его поведение, можно вырастить его гармонично развитой личностью. Только так можно избежать разочарований. Только так можно не лишить ребёнка счастливого детства и не поломать ему психику.

Современная педагогика нуждается в глубокой реформации. Школа занимает огромную часть в жизни, развитии и формировании ребёнка, и может оставить в его психике огромное количество травм и якорей. На всю жизнь.

Главная проблема школьного образования – это, во-первых, одинаковые требования ко всем (таким разным!) детям. Во-вторых, это неспособность учителей дифференцировать детей, отличать их друг от друга. Сравнивать детей друг с другом, ставить кого-то в пример, а кого-то объявлять самым худшим – это большая педагогическая и психологическая ошибка.

Детям с анальным, зрительным и звуковым вектором обучение в школе даётся легко. Один только анальный вектор (если он не подавляется родителями) делает ребёнка идеальным учеником: послушным, исполнительным, аккуратным, с хорошей памятью и т. д. Зрительный и звуковой вектор – это квартель информации в матрице Ганзена-Толкачева, то есть, огромная способность впитывать и перерабатывать эту информацию.

А что же с детьми, у которых нет этих векторов — ни анального, ни зрительного, ни звукового? В глазах учителя, который не умеет дифференцировать людей, эти дети автоматически выглядят плохими учениками, не достойными хороших оценок и похвалы. А ведь во взрослой жизни школьные троечники чаще всего добиваются больших успехов, чем отличники.

Наверняка ошибки учителя моего сына и 4 года изоляции на задней парте оставили в его психическом глубокий след и кучу якорей. Наверняка он мог бы быть более уверенным в себе, более успешным и т. д., но прошлое осталось в прошлом.

К счастью, я познакомилась с Системно-векторной психологией Юрия Бурлана – наукой, которая стала мостом понимания между мной и сыном. Ещё с первой бесплатной лекции по кожному вектору у меня как будто глаза открылись – я впервые поняла своего ребёнка! И гора свалилась с плеч… После полного курса (особенно после лекции по оральному вектору) все встало на свои места.

Это было невероятно! Я глубоко уверена, что этим знанием должны обладать все родители и учителя – нельзя калечить психику детей, нельзя вбивать им в головы, что они какие-то не такие, нельзя вешать им якоря. Любое нежелательное поведение ребёнка – это следствие неумелого воспитания. И любое нежелательное поведение можно скорректировать.

Статья написана по результатам тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана.