поход(Начало)

— Эвааа! Эээээваааааа! – кричал кто-то из нашей небольшой отставшей группы. Если раньше где-то далеко впереди слышалось ответное «Эва» («Ау» в переводе из туристического языка :-)), то сейчас в ответ звучал лишь шум дождя.

Дикий хвойный лес, горы, дождь и туман – это всё, что было видно вокруг, за много километров. Дождь шел уже очень долго, сделав из нашей тропинки бесконечно длинное болотное озёрце. Впрочем, ноги у всех были такие мокрые, что это было неважно.

— Может быть, мы заблудились? – поделилась я своими соображениями с другими ребятами.

— Да нет здесь больше другой дороги, — уверял меня Сергей, заключающий нашу колонну. Его присутствие меня немного успокаивало – у него была рация, то есть связь с остальными. Кроме того, Сергей был опытным туристом. Но всё равно я терзалась мыслями о том, что мы идём не туда, и ночь нас застанет в не очень подходящем для ночлега месте.

Мои подозрения развеялись, когда мы вышли на открытую местность и увидели, к всеобщей радости, признаки человеческой жизни. Мимо дорожки, по которой мы шли, стоял крохотный деревянный домик с одним окошком, который я сначала приняла за перекосившийся сарайчик. Дорога вела к другому зданию – длинному, тоже деревянному.

поход

На входе в длинное здание я встретила Андрея.

— Как ты? – виновато спросил он.

— Нормально, — мужалась я.

— Ты, наверное, меня убьешь…

Нет, только я отвечала за то, что пошла в этот поход, и никого винить не собиралась. Просто очень хотелось поскорее закончить этот изнурительный марш-бросок и попасть в какое-нибудь сухое и тёплое место… Я надеялась, а вдруг добрые монахи приютят нас на ночь, или хотя бы не выгонят меня из своей обители за короткие шорты…

По мокрому мостику мы вошли в длинное деревянное здание, и попали… в коровник! Среди мирных коровок и маленьких телят было много народу – вся наша группа. Условия «отеля», приютившего нас, никого не смущали – даже едкий запах навоза. Главное, там было сухо. «Боже мой, как же хорошо, когда сухо», — подумала я 🙂

Мой тинейджер стоял в мокрой одежде и дрожал. Я нашла ему сухую футболку – чтобы согреться хотя бы на время, до выхода обратно под дождь.

— Почему вы не зашли в дом? Хозяйки приглашали женщин и детей погреться, там есть печка и горит огонь — сказал Андрей.

Мы вернулись в крохотный домик, который оказался «летней резиденцией» пастухов. «Дом» состоял из одной комнатки и убогого коридорчика, в котором я стыдливо стояла долгое время, пока не набралась смелости, чтобы войти в чужое жилище…

В комнате было три подобия кровати (просто сбитые из досок приспособления, покрытые матрацами и одеялами). На одной из них сидела Вика – 13-летняя дочь Андрея. Андрей говорил, что она не выдержала трудностей и плакала, более того – начала хромать. На двух других «кроватях» сидели маленькие детки хозяев домика.

Только в доме я почувствовала переохлаждение и начала дрожать. Согреться так и не успела – мы двинулись дальше…

Второе дыхание

Мы сразу же отстали всё той же компанией – Саша, Аня и я. Но впереди маячили лидеры, а я больше не хотела терять их из виду. Кроме того, мне было холодно, и я уже поняла, как нужно согреваться – просто быстро идти, и желательно под горку. Горки больше не было, поэтому оставалось только быстро идти.

Я почти бежала, не чувствуя усталости и забыв о рюкзаке, который мне наивной показался вначале наибольшей проблемой.

Аня и Саша обессилено отставали, искренне удивляясь моей откуда-то взявшейся прыти.

— Быстрее, быстрее ребята, тогда мы согреемся. Мне холодно! Нам надо догнать группу, — подбадривала я их.

И вот, случилось чудо – вдалеке мы увидели блестящие шпили монастыря. Это прибавило сил – появилась какая-то надежда на то, что мы сегодня таки куда-нибудь придем.

Мы все были такими уставшими, вымотанными и убитыми, что никто не обратил внимания ни на монастырь (изюминку маршрута), ни на прохладно встретивших нас монахов. Всех интересовало одно — навес, находившийся в их дворе, ведь там можно было отдохнуть от дождя и рюкзаков. Через 10 минут перерыва мы двинулись дальше…

Говорили, что до места нашего ночлега осталось километров 5… Это вселяло надежду…

Спуск

Оказалось, подъем – это не самое сложное. Теперь нам нужно было спускаться по крутому горному склону – «спуститься на землю» с высоты, на которую мы забрались. Это было непросто, если учесть, что шел дождь, и почва была скользкой.

Сын шел впереди меня. Он первым заметил, как начали болеть колени. Вес тела и вес рюкзака давил на суставы. Вскоре мои коленки тоже почувствовали это.

Мы спустились в живописное дикое место у реки Черный Черемош. Далее наш маршрут совпадал с её течением. Я собрала остатки сил, терпения и мужества, мечтая только об одном – переодеться и уснуть в теплом месте. «Завтра, наверное, встать не смогу», — думала я. Мне казалось, у меня будет такая крепатура, которой моё тело ещё не знало за 32 года моей жизни.

И тут начался… бред… безумие… брод…

Бредовый брод

Наша тропинка обрывалась на берегу. Я с удивлением увидела, как наши ребята переходят реку. Вброд. В одежде, в обуви. Никто кроме меня и Саши, казалось, не удивлялся и не раздумывал – все не останавливаясь заходили в воду. Мой сын уже был на другом берегу…

Девушки из нашей компании брались за руки – течение было очень сильным, а дно скользким. Я, не долго думая, примкнула к ним – взяла за руку Аню. Было не очень глубоко – вода, как я помню, достигала бёдер в самом глубоком месте. Но какой же она была холодной! До боли!

Течение сбило Аню – она обмакнула свой рюкзак в воду, но тут же подхватилась. На берегу я вздохнула с облегчением и вылила воду из свой классных новых кроссовок. Но уже через 10-15 минут ситуация повторилась, к моему ужасу. «Жесть! Жесть жестяная!» — повторяла я, не переставая удивляться. Кто-то сказал, что это последний брод. Как же я была рада это слышать!

Но, увы, этот брод был не последний. В тот день мы перешли реку где-то 6 или 7 раз. Каждый раз было трудно удержаться на ногах, очень холодно и вообще, мерзко. Кроме того, дождь не переставал идти, да и время было позднее.

Как оказалось позже, мой передовой сынок упал во время одного перехода – «не зная брода, полез он в воду». Позже мы поплатились за это.

Только Саша и Аня казались мне в тот момент нормальными людьми — они не знали, на что шли. Я не понимала, как можно сознательно идти на все эти безумные броды, плохую погоду и прочие никому не нужные трудности?..

… Мы шли долго, очень долго. Намного дольше, чем 5 км. Карабкались через камни, преодолевали преграды. Саша позже говорил: «Я шел тогда из последних сил. Если бы не Яна, я бы не дошел», — имея ввиду, что старался не отставать от меня.

поход, брод

Было уже темно, когда мы пришли к какому-то дому. Дом был большой и не старый, почти пустой (если не считать дощатые столы и лавки). Я с наслаждением сняла рюкзак и дождевик. Как робот, я осмотрела комнату. Многие ребята уже постелили на пол карематы, готовясь ко сну. Оказывается, палатки нам не понадобятся…

— Яна, там есть ещё одна комната, пойдем посмотришь, — сказал Андрей.

В этой комнате были только мы – три родителя с детьми. Я с Юлианом, Андрей с дочкой и Сергей (тот самый заключающий с рацией) с сыном.

В тот момент я поняла, что совершила большую ошибку, не взяв карематы. Нам с сыном предстояло спать на дощатом полу просто в спальниках.

Почему я не взяла их? Я не знала, что они необходимы. Мне не хотелось брать лишнего (пилочки для ногтей, например, и карематов, «с которыми комфортнее», как сказал мне Андрей). Но это было не самое худшее. Далее произошло то, что убило меня окончательно.

Я искала сухую одежду для Юлиана, но все в его рюкзаке оказалось мокрым. Чудом уцелели только спортивные штаны. Спальник сына был мокрым, хоть отжимай…

Я отдала мальчишке свою кофту, надев на себя сухую футболку и влажную куртку…

— Андрей, спальник Юлиана совсем мокрый, — растерянно поделилась я своей бедой, совершенно не зная, что делать.

— И что? Взять его к себе?

Конечно, брать к себе Юлиана Андрей не собирался – это была ирония. У Андрея была такая же беда – один сухой спальник на двоих. Я видела, что он тоже находится на грани психических сил…

Итак, нас ожидала ночь без теплой одежды и карематов, с одним спальником на двоих в каком-то заброшенном доме без электричества. Помощи ждать было неоткуда, выбраться оттуда тоже было невозможно. Мобильной связи нет. Вокруг километры леса… Нереальный ужас. Жесть жестяная. Кошмар кошмарный…

Я была в отчаянии. Чувствовала себя беспомощно, едва сдерживая слёзы. Обратиться не к кому – вокруг чужие люди, которым, в принципе, нет до нас никакого дела.

Юлиан всё время повторял о том, какое это ужасное дело – походы, и что больше он в такие дела ни ногой, и что зря мы пошли, и т. д., и т.п., от чего мне еще больше хотелось плакать. Вика тоже чуть не плакала и просилась домой.

Хуже всего было то, что завтра, как оказалось, бродов будет вдвое больше. А послезавтра и вовсе 46. Мы были в отчаянии! И тут меня осенило – я вспомнила, что завтра (мы слышали) в монастыре будет служба, и туда подъедут автобусы. В общем, мы с Андреем и детьми решили вернуться в монастырь и добираться к цивилизации.

К нам в комнату пришла в гости женщина – знакомая Андрея. Проникшись нашим с сыном горестным положением, она предложила мне свою запасную одежду – свитер и теплую безрукавку.

Через несколько минут после того, как я переоделась (наконец мне было тепло!), пришел Саша. Он пришел за мной. Он ещё не знал о наших с Юлианом новообразовавшихся проблемах, но нес благую весть – оказывается, в доме были комнаты с кроватями. И на одной из них есть еще одно свободное место – Саша решил, что оно для меня. Мир таки не без добрых людей, и это здорово 🙂

Место было рядом с Аней на двуспальной кровати с резиновым лежаком. Аня с радостью согласилась потесниться, чтобы рядом с ней поместились мы с сыном. Я заснула со слезами на глазах, чувством вины перед сыном и ощущением того, что «мы попали»…

Того, что случилось на следующий день, я и преположить не могла. Удивительная штука жизнь — непредсказуемая, а поэтому прекрасна!

Продолжение следует…

Другие части:

Часть 1 (предыдущая)

Часть 3

Часть 4