мужская ревность

Высоко в горах, там, где полно сочной травки, в стаде диких овец жили два барана.

Эти два барана частенько вместе убегали от хищников, щипали травку и шли на водопой. Они относились друг другу так, как и должны относиться соплеменники. Но в тот день они стали смертными врагами…

В тот самый день каждый из них больше всего на свете хотел одного — уничтожить другого. Виной тому была молодая овечка, запах которой вскружил голову обоим баранам.

Как настоящие дуэлянты, бараны отходили друг от друга, чтобы с разгону разбить рогами череп противнику. Искры сыпались от силы ударов в моменты, когда их рога соприкасались.

Всё стадо понимающе смотрело на поединок. Даже молодая овечка в тот самый момент перестала щипать травку. Бараны из стада ничего не думали по этому поводу – они никогда ничего не думают, руководствуя лишь древними врождёнными инстинктами.

Стадо не тревожилось, не разбегалось, не чувствовало опасность, воспринимая бой, как естественное происшествие – каждая овца бессознательно понимала, почему бьются бараны, за что они готовы рисковать жизнью, почему каждый из них хотел УБИТЬ.

Бараны сражались за жизнь. За жизнь, которая должна зародиться в молодой овце. Каждый из сражающихся баранов желал, чтобы эта жизнь была его продолжением – он хотел передать свой генофонд в будущее. Не допустить к желаемой самке генофонд противника — это было, конечно же, важнее собственной жизни…

В тот самый момент за сотни километров происходила другая потасовка – свора бездомных кобелей собралась у дома, в котором жила породистая сука. У суки только-только началась течка, и запах её феромонов всё еще витал в воздухе, хотя хозяева давно забрали собаку в дом. Три кобеля рычали, кусались, бросались друг на друга, пытаясь доказать своё преимущество, своё право на самку… Клочья шерсти оставались в оскаленных пастях, на телах всех троих претендентов появилась кровь, но никто не собирался сдаваться. Это было дело жизни и смерти – во дворе желанной самки должен остаться только один пёс…

В тот самый момент в местной речке два речных рака скрестили свои клешни, пытаясь задеть ими жизненно важные органы друг друга. Раки тоже дрались за самку, за своё право передать ей свой генофонд.

В тот самый момент в ближайшем городе вполне приличный человек Иван Николаевич Баранов убивал любовника своей молодой жены. Иван Николаевич больше не походил на человека разумного, коим он был ещё недавно. Его лицо было красным и перекошенным, а поэтому мало походило на человеческий облик. Он не думал об ответственности, он вспомнит обо всём этом потом.

Иван Николаевич хотел того же, чего хотели два барана из мирного горного стада, чего хотели 3 кобеля и чего хотели речные раки – убить соперника. В тот самый момент его сознание затмила мужская РЕВНОСТЬ, в корне которой лежит древний бессознательный звериный инстинкт – любой ценой оградить свою самку от семени чужого самца. Продолжить свой генофонд в будущее, свой, а не чужой – вот что важно. В бессознательном, которое руководило в тот самый момент действиями Ивана Николаевича, приоритет этой задачи был выше, чем сохранение собственной жизни.

Дороже жизни

 mugskaya_revnost

— Вот если пришли фашисты, (те, которые за неправду расстреливают) и спросили: «Изменяла тебе жена или не изменяла?», — я в любом случае ответил бы: «Нет». Потому что если не изменяла – ты сказал правду, тебя отпустили. А если изменяла – даже удивиться не успеешь…

 

— А я, кстати, согласен – говорить «да» нет никакого смысла.

 

— Никакого! Вот сказал ты: «Да». И это оказалось правдой. Тебя отпустили – живи. Только как с этим жить? Ты знаешь, она знает, что ты знаешь, все фашисты знают…» (из фильма «О чем говорят мужчины»)

 

Что такое «измена»? Влюблённость? Симпатия? Нет. Роман, интрига? Нет. Поцелуи? Свидания? Нет.

Измена – это половой акт с другим человеком. Проникновение. 11 минут коитальных движений. Мужской оргазм.

Казалось бы, что такого страшного в измене? Почему половой акт выбранной женщины (не обязательно любимой, кстати говоря) с другим партнером способен довести до страшных мук, возбудить ненависть и желание убить? Почему ревнивцы забывают о своих романтических чувствах и благих намерениях, о культуре, о законе и человечности?

Мужская и женская ревность имеют совершенно разные корни. Мужская ревность родом из бессознательного, из первобытного инстинкта самца – желания передать свой генофонд в будущее. Только свой генофонд, не давая шанса ни одному конкуренту, ни одному стороннему сперматозоиду. Это инстинкт продолжить свою жизнь, продлить себя во времени, оставив своё потомство.

Природа мудра и совершенна. Право на самку в животной среде имеют не все, его нужно добиться в прямом смысле слова – генофонду неразвитых, слабых и ущербных в будущее не попасть. Что касается человека, то тут ситуация гораздо сложнее, потому что животное внутри нас – это еще не весь человек, но это тема отдельного серьезного разговора.

Что же происходит потом, после рождения маленького горного барана, щенка, речного рака или человека? На смену инстинкту самца, отдавшего свой эякулят и получившего за это оргазм, приходит другой древний звериный инстинкт. Этот инстинкт работает на сохранение каждой маленькой жизни. Им руководствуется и молодая овца, родившая ягнёнка, и породистая сука, покрытая дворнягой, и самка речного рака-победителя. И женщина, родившая ребёнка тоже им руководствуется… Этот инстинкт – инстинкт материнства.

Статья написана по мотивам тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана