страхДва человеческих тела, столкнувшись в воздухе, упали на землю у огромного костра. В это жуткое мгновение многолюдная толпа, собравшаяся вокруг, застыла в ужасе, и только один женский крик разрезал образовавшуюся тишину. Отчаянный испуганный вопль.

Я закрыла рот обеими руками, ничего не успев сообразить. Это был МОЙ крик…

В экстремальных ситуациях нашими действиями руководит не сознание – оно не успевает реагировать. Психическое, скрытое в бессознательном, закричало мной…

Я ничего не знала об этих парнях, которые, согласно древним славянским традициям, намеревались перепрыгнуть костёр в ту ночь – ночь на Ивана Купала.  Они бежали к костру с разных сторон и не видели друг друга. Это едва ли не привело к трагедии, ведь они могли упасть прямо в огонь. Моё воображение живо нарисовало картину того, чем могли сегодня обернуться Купальские забавы, и я ужаснулась.

Один парень сразу поднялся, другой продолжал лежать недвижимо ещё некоторое время. Только тогда, когда он зашевелился и встал, я вздохнула с облегчением.

… Костёр был всё еще силён и огромен. Пламя полыхало более чем на метр в вышину. Следующие смельчаки друг за другом испытывали себя, прыгая через огонь. После увиденного мне хотелось запретить всё это традиционное действо, но, к сожалению, у меня не было полномочий. Я с замиранием сердца следила за каждым, кто разбегался и взлетал над пламенем. И боялась за каждого…

 

Спутник по жизни

Страх – мой давний спутник. Сколько я себя помню, я всегда боялась. Но далеко не всего. Помню, когда я в детстве смотрела фильмы, горько рыдала в моменты, когда по сюжету случалась трагедия, убийство или другая несправедливость. Доходило до истерик. Мама всегда утешала меня тем, что это всего лишь фильм, этого на самом деле не было – всего лишь игра актёров.

А однажды шла передача про аквалангистов, во время которой была показана настоящая трагедия. Одного аквалангиста прямо во время съемки съела акула. Вода обагрилась кровью, диктор комментировал это ужасное ЧП…

Моему страху и горю не было предела – картина увиденного до сих пор стоит перед глазами. Ничего страшнее я никогда не видела!

В тот момент даже мама не могла утешить меня. Ведь это были не актёры, а документальный фильм… Это произошло на самом деле!

Сейчас я понимаю, почему именно это меня так напугало, почему именно эта картинка врезалась в память. Страх (именно это обострённое навязчивое состояние страха) – это свойство зрительного вектора (одного из моих векторов). В глубоких недрах общего человеческого психического, наработанного тысячелетиями, есть корень, первопричина этого страха – боязнь быть съеденным.

Психология страха

Природа ничего не даёт просто так. Любой человек может бояться – так работает инстинкт самосохранения. Но у зрительника это чувство намного острее, порой невыносимо сильное. Страх в зрительном векторе имеет другое, более глубокое значение.

Страх за себя – разнообразные фобии и тяжелые навязчивые состояния – это плохое состояние зрительника. Оно свидетельствует о том, что психические свойства зрительного вектора не реализованы (возможно, потому что не развиты).

Страх за других – это уже не совсем страх. Это страх, вынесенный наружу – хорошее состояние. Если выразиться правильнее, я не боялась за парней в ту ночь. Я переживала за них.

Сопереживание, сострадание, сочувствие – правильное состояние зрительного вектора. Сохранить чужую жизнь, помочь, защитить – в этом состоит социальная роль зрительника. Волонтёры – исключительно люди со зрительным вектором. Без зрительного вектора невозможно стать хорошим врачом и даже сестрой милосердия.

Общественные организации, которые ведут борьбу против тестирования лекарств и косметики на животных – это зрительные организации (то есть, состоящие из людей со зрительным вектором, которых, кстати, не так уж много – всего около 5%). Точно так же можно сказать и о движении, направленном на защиту вымирающих видов животных и насекомых, на защиту окружающей среды.

Сироты, брошенные старики, смертельно больные люди, инвалиды и т. д. – все нуждающиеся, слабые, голодные и обездоленные могут получить помощь только от людей со зрительным вектором. Зрительный страх, «выведенный наружу», имеет колоссальное значение для социума.

Парадоксы моего бессознательного

 

Я уже писала о том, как мой неосознанный страх однажды превратил мою жизнь в ад и рассказывала об этом в видео-интервью. Мне удалось взять под контроль своё психическое и выйти из этого ужасного состояния.

 … Я переживаю за других людей. Даже за незнакомых, как за тех двоих парней, которых в ту самую ночь я видела в первый и в последний раз. Я очень отзывчивая, чуткая и сострадательная. Чужое горе терзает мою душу, как своё собственное.

Кто-то считает, что я добрая, но это вовсе не моя заслуга. Доброта, сострадательность и человеколюбие – это тот самый страх, вынесенный наружу. Это мой зрительный вектор, моё психическое, заданное при рождении. Психическое, спрятанное в бессознательном, но извлечённое и понятое мной с помощью системно-векторной психологии…

Я никогда не устану писать о страхе, потому что знаю – я не одна такая. Есть такие же люди, как я, люди, которые в детстве боялись темноты (а может, до сих пор боятся), которые рыдали над судьбами героев мультфильмов и кино. Эти люди должны знать о причинах своих негативных состояний и о возможности избавиться от них…

Страх – это часть меня. Я принимаю его. Я знаю, как с ним уживаться. Я понимаю, как сублимировать его в любовь, как превращать его в сопереживание, доброту и во всё то, что принесёт благо другим людям…

Статья написана по результатам тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана