Наш материальный успех зависит от бессознательного отношения к деньгам. Как бы сознательно мы не стремились к заработку, внутренние противоречия ведут нас совершенно по другому пути…

как зарабатывать большеКогда я была маленькая, мама иногда просила меня поторговать вместо неё на местном рынке. Дело было как раз после распада Союза, мне было 11 лет или чуть больше.

Не было ничего хуже для меня тогда, чем стоять за прилавком. Это было позорно, отвратительно, унизительно. Я буквально пряталась, когда видела кого-то из знакомых.

Во взрослом возрасте ничего не изменилось. В конце 90-х приходилось всеми силами выкручиваться, чтобы выживать, и я снова однажды попала на рынок в роли продавца. Я чуть не сгорела от стыда, когда встретила там бывшего одноклассника. Хотелось провалиться сквозь землю… В его глазах я читала (или мне так казалось) презрение и насмешку. Советского Союза уже не было, а быть «торгашом» и «спекулянтом» в наших постсоветских головах всё равно было стыдно. Не всем – моя мама без всяких внутренних противоречий занималась торговлей. Для меня же это было каторгой.

Моё внутреннее, и без того сложное отношение к деньгам, усугубил следующий опыт… В лет 26 я начиталась мотивационных книг западных бизнес-тренеров и приняла решение построить бизнес в сетевом маркетинге. Мне тогда это казалось очень правильным путём, и я направила на это все свои силы. Удовольствия сетевая деятельность не приносила, напротив – чем дольше я заставляла себя делать какие-то шаги, тем больше нарастало какое-то внутреннее напряжение. Через год уставшая, почти больная от этого колоссального напряжения, я ушла из этой компании. Потом выяснилось, что это была замаскированная под МЛМ финансовая пирамида, и к моим страданиям добавился еще целый букет сорняков: чувство вины, самобичевание, упрёки к себе, недоверие, неуверенность в себе… Внутреннее напряжение было колоссальным.

Я ужасно стыдилась своего опыта участия в сетевом бизнесе, и малейшее упоминание об этом (а тем более насмешка со стороны близких) отзывалась острой душевной болью… Пожалуй, я впервые говорю (то есть пишу) об этом. Причём, совершенно спокойно.

Дальше был ещё один негативный опыт – неудачная попытка организации предпринимательской деятельности, в результате которой была разрушена дружба с дорогим человеком. Это был последний гвоздь в гроб моих кожных амбиций…

Стоит ли говорить, что в результате советского воспитания и полученного болезненного опыта я приобрела огромные психологические якоря по поводу денег.

Я бросила все идеи о достатке и красивой жизни.

Я перестала думать, как зарабатывать больше, перестала мечтать и решила довольствоваться малым. «Разве в деньгах счастье?» — такова была моя рационализация.

Мне было стыдно проявить финансовую заинтересованность в каком бы то ни было деле.

Мне было ужасно неудобно брать деньги за свою работу. И вообще, принимать деньги.

Если бы в этом мире можно было жить без денег, это было бы для меня великим счастьем. Но увы, без денег жить невозможно, тем более, когда у тебя двое детей и ты – единственный человек, который несёт за них ответственность. Поэтому всё это было огромной проблемой. Разрешить её помог системный психоанализ, полученный мной на тематических лекциях по системно-векторной психологии «Бизнес и деньги».

Внутренние противоречия, точно такие же, как у меня, присущи многим жителям постсоветского пространства. Причина этому – наша ментальная надстройка, которая формировалась тысячи лет. Мы кардинально отличаемся от жителей стран Запада. И только осознав всю глубину этих отличий, мы сможем избавиться от бессознательного отторжения денег, то есть поймем, как зарабатывать больше.

Потребительский рай: количество мест ограничено

Так уж мы устроены ментально, что в нашем бессознательном деньги – это зло. И общество потребления для нас несёт отрицательный смысл.

На самом деле, современный мир – это настоящий рай. Потребительский. Особа царской семьи несколько сот лет назад не имела столько удобств и возможностей, сколько сегодня имеет современный москвич (к примеру).

отношение к деньгам

Общество потребления – это лучшая за всю историю человечества система здравоохранения, это невероятные пищевые технологии, которые решают проблему голода независимо от погодных условий. Это система образования, это научные, инженерные и информационные технологии, это комфортная, интересная жизнь… Это общество, в котором все создают и потребляют, и в этом потреблении нет ничего плохого. Но всё это стоит денег!

И сознательно мы хотим потреблять, хотим денег. Каждый желает иметь нормальное жильё, хороший автомобиль, качественно питаться и одеваться, дать приличное образование детям… Одновременно при этом бессознательно отвергая деньги.

Человек – это принцип наслаждения, который реализует бессознательное. Мы можем сознательно декларировать всё, что угодно – желать, мечтать, планировать. А двигаемся по жизни мы по тем сценариям, которые прописаны в бессознательном – не знаем, как зарабатывать больше. Именно поэтому необходимо осознать эти внутренние противоречия, поняв особенности нашего уретрального менталитета.

Уретральный менталитет и деньги

Откуда же взялась это наше бессознательное ментальное неприязненное отношение к деньгам?

В России, в отличии от стран Европы, никогда не было денежных систем. Менее 10% населения были богатыми — у них были «старые деньги», которые передавались по праву наследия. То есть, это были деньги наследственных эксплуататоров.

Остальная часть населения использовала мену (обмен товарами), жила в бедности и голоде, в избах с земляным полом, при этом тяжко работая. «Палат каменных не нажить трудом праведным», — мы до сих пор так говорим. «Мы тяжко работаем и бедствуем, а они – живут праздно и барствуют», — в таком мироощущении на протяжении тысяч лет формировался наш менталитет, а в нём — бессознательная неприязнь к богатству и деньгам. В бессознательном богатые для нас – «сволочи», которые «рубят бабло».

На бескрайних просторах России всё было по-другому, не так, как в благополучной Европе. И климат, и урожаи, и понятия, и нравы. Поэтому менталитеты формировались разные. В Европе – кожный (индивидуалистский), а в России – уретрально-мышечный (общинный, коллективистский).

В европейский странах не было больших территорий, поэтому строились хорошие дороги. В России же на её огромных просторах и вечных паводках были не дороги, а плавуны.

В Европе, с её мягким климатом, семьи из года в год собирали хорошие урожаи. Там не было необходимости всем членам семьи без исключения заниматься выращиванием пищи – «освобождались руки» для ремесел, армии и других отраслей.

В России, с её жестким климатом, паводками и морозами, засухами и прочими климатическими «сюрпризами», урожаи были значительно хуже. Сколько не привозили из Европы урожайные сорта пшеницы, кукурузы, племенные породы крупного рогатого скота – всё это вырождалось в обычное, привычное и захудалое. Ничего нельзя было сделать — у нас другой климат.

Частенько урожая вообще не было. То есть, результат работы не гарантирован, и это отпечаталось в ментальной надстройке. «Мы столько труда вложили, и ничего не получили», — в таком мироощущении формировалась наша естественная лень (мы, носители уретрального менталитета, особенно ленивы и не умеем работать). И наше суеверие по отношению к деньгам, заработку – тоже корнями отсюда: «Авось повезёт!» «Эх, не повезло! А другому вот, повезло!»

В связи с такими сложными условиями выжить в одиночку было невозможно. Мы ментально формировались коллективистами, помогая слабым. Потому что сегодня у нас есть урожай, а завтра мы сами можем оказаться в роли слабых и нуждаться в помощи. Кстати говоря, именно поэтому, ощущая через себя, мы ждём помощи от других (сильных) – «заграница нам поможет».

На Западе результат труда был гарантирован, поэтому в менталитете сформировался индивидуализм, ответственность за себя и, соответственно, надежда только на себя – никакой взаимопомощи не было. Кожная социализация – это работать, работать и ещё раз работать, конкурировать – закладывается с самого детства. Там не помогают слабым, и не ждут помощи от сильных.

Торжество закона, которое существует на Западе – это тоже составляющая кожного менталитета, и складывалось это особое мироощущение веками, передаваясь из поколения в поколение. Единственная угроза, которая существовала для благополучно собранных урожаев – это грабители. Налог собирали более сильные грабители, чтобы защищать население от грабежей.

У нас всё было не так благополучно, и отношение к закону (и к государству) у нас, соответственно, совершенно другое. Нас обкладывали данью. Собирали её огнём и мечом. Могли забрать последнюю корову, последний кусок хлеба. Поэтому для нас украсть у государства – это всего лишь вернуть своё.

Мы – коллективисты. Ментальные. И нам никогда не стать западными индивидуалистами. Наш коллективизм был значительно усилен советской жизнью.

Откуда берётся хорошая жизнь?

10-edt4

Маленькая Англия, к примеру, создавала прибавочную стоимость, грабя большую Индию.

В Советском Союзе невероятная индустрия и социальные блага были созданы иначе – уникальным образом. Консолидированное советское общество, то есть наши бабушки и дедушки, несли свой самоотверженный труд в то, что они называли «наше» — в Советское государство. Не за деньги – за идею о светлом будущем для следующих поколений. Не каждый для себя, а каждый, взяв на себя ответственность за других. Это было очень естественно для нашего менталитета.

Послевоенные годы были невероятно тяжелыми, в СССР, конечно же, были проблемы. Но то, что за 14 лет было построено сверхгосударство – это феномен, не знающий прецедентов. Титаническим трудом за короткое время то поколение построило 80 тысяч заводов!

К слову, если бы Россия не прошла горнила революции, она не смогла бы пройти войну с фашистами. Именно благодаря той консолидации общества, которую создала идея коммунизма – «наше», «Родина», «мы» — лютый, безжалостный, технологично мощный враг был остановлен.

Когда рухнула система государства, никто не догадался о том, что произошло. Нам казалось, что в руководстве умные люди, и они знают, что делают. Казалось, что до райских кущей потребительского западного мира – рукой подать, стоит только развалить «Совок».

Но произошло то, что произошло. Наследие народа, которое было создано титаническим трудом наших дедушек и бабушек, было разграблено теми, кого мы называем олигархами. На руинах разваленной системы пошла архетипичная бандитская самоорганизация. Общество ожидало множество потрясений. Коллективной ответственности и защищённости больше не было. Но мы до сих пор считаем, что «государство нам должно».

Тем не менее, именно в России зарабатывать легче всего – тут есть большие обороты наличных денег. Откуда эти деньги? Из наследства, наработанного дедушками и бабушками. Человек, который умеет приносить обществу пользу своей деятельностью, может получать очень хороший доход, вполне достаточный для достойной жизни. Таким человеком можно стать, если осознать весь тот психологический мусор, который мешает зарабатывать…

Продолжение следует.

Статья написана по материалам тематического тренинга «Бизнес и деньги» по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.